Пастырь.

Конечно его просто убили.
Подослали убогого или на него «повесили», не так важно.
Понятно одно – это ужасное и намеренное убийство.
Видео смотрим обязательно, как он говорит – музыка…

Да и как же не убить такого "бунтаря"? Вот так и случилось.
Не захотели более слышать правду из недр своих...

Отец Павел говорил:

О РПЦ – «…отвергла народ Божий...»
«...Посмотрел вчера по ящику журналистов-защитников РПЦ, и пахнуло на меня затхлой казенщиной партсобрания, в котором все заранее известно и решено, остается посплетничать. Десятка полтора журналистов и дам по очереди дудели в одну дудку, извлекающую из любого голоса типовую мелодию. Тошнотворная скука. Почему бы не организовать дискуссию? Пригласить народ с различными позициями, поискать взаимопонимание… Нет, тупо дудят в одну дуду!»
«Власть и церковная иерархия это одна компания… Православная церковь… нет вернее РПЦ, именно лучше сказать РПЦ сейчас становится таким Отделом Центрального Комитета по идеологии»

О Pussy Riot - "... Да, поступили нехорошо. Ну выгнали их из храма. И поставьте точку. Дальше начинается несуразное. Христиане требуют отомстить, на годы посадить в тюрьму, сломать им жизнь, как уголовным преступникам. Их прямо распирает самомнение: ах, какие они правильные и пушистые на фоне этих грешниц! Про Христа и крест Его христиане забыли"

О наших правителях в храмах со свечками в руках - "...к христианству они отношения не имеют, они язычники. Вот держать свечку в руке они умеют, ну и все на этом заканчивается....подсвечники, это просто подсвечники...
         
Каждому времени выпадают свои испытания, свои проблемы и трудные вопросы. Духовная борьба – "брань невидимая" не прекращается никогда.

… Этот человек пятьдесят лет изо дня в день совершал свой пастырский подвиг. За это время тысячи людей в разных частях страны, где служил протоиерей Русской Православной Церкви отец Павел Адельгейм, получали свет истины.

За годы своего служения он восстановил из руин храм Святых Жен-Мироносиц в г. Пскове, храм апостола Матфея в с. Писковичи Псковской области, построил храм целителя Пантелеймона на территории психиатрической больницы в с. Богданове Псковской области. Создал и содержал в течение 15 лет православную общеобразовательную школу регентов, создал и опекал приют для детей-сирот инвалидов с выраженной психической патологией. От них отказались родители, врачи и педагоги-дефектологи, считали их очень проблемными. Отец Павел взял их из интерната под свою опеку, принял в свою семью, и растил вместе с тремя родными детьми…

Велико было служение о. Павла и за пределами храма. Это и окормление заключенных в местах лишения свободы, и помощь детским домам и социальным учреждениям в Псковской области, и научная богословская общественная деятельность, и церковно-каноническая правовая защита несправедливо и незаслуженно обвиненных священнослужителей.

Известно правило: когда Бог помогает, то и диавол не дремлет.

В апреле 1938 года органами НКВД в Киеве был арестован и расстрелян дед о. Павла – Адельгейм Павел Бернардович, создатель и директор коалинового завода. В 1939 г. арестовали отца – Адельгейм Анатолия Павловича – драматического актера и поэта. Мать – Пылаева Татьяна Никаноровна, дочь полковника царской армии и жена врага народа была арестована в 1946 году. Восемнадцатилетним юношей о. Павел поступил в Киевскую духовную семинарию, окончить которую ему было не суждено. Проучившись неполные три года, он был отчислен из семинарии игуменом Филаретом по требованию КГБ. Позднее он закончил Московскую духовную академию и в 1964 г. назначен священником в г. Каган Узбекской ССР.

Пастырская деятельность его оказалась была настолько успешной, что вызвала нешуточное беспокойство органов КГБ. Он построил в Кагане новый храм, что в те годы казалось немыслимым. Проповеди о. Павла зажигали сердца людей, пробуждая в них христианское самосознание, чувство личного достоинства и любви к ближнему. Управление КГБ Узбекистана преступило к сбору компромата на активного священника. Допрашивались прихожане Каганского храма, соседи и знакомые, отправлялись соответствующие запросы по местам прежней службы и учебы.
Иуда нашелся. Им оказался бывший однокурсник о. Павла по Киевскойсеминарии Леонид Свистун, сделавший после доноса хорошую карьеру. Сразу после написания заявления он был хиротонисатан в епископа. В дальнейшем стал Высокопреосвященнейшим Митрополитом Винницким и Могилев-Подольским Московского Патриархата РПЦ. В своем доносе он клеветнически заявлял: "В духовной семинарии, где я учился вместе с Адельгеймом он высказывался против исполнения гимна Советского Союза и хвалебных песен в адрес Советского государства"..
В 1969 году о. Павела арестовали и в июле 1970 го осудили на три года лагерей в Кызыл-Кумских рудниках.

В тяжелые девяностые годы, когда рухнула советская идеологическая система, основанная на догматах атеистического мировоззрения, многие люди обратились к Церкви. Процесс этот оказался далеко не простым. С одной стороны, народ, оболваненный многолетней атеистической пропагандой, был не готов к полноценному принятию церковной жизни. С другой - Церковь, ослабленная, обескровленная годами гонений, погрязшая в недостойных связях с государством, греховным сотрудничеством с карательными органами, не была готова к покаянию и к христианскому соединению с быстро выросшей паствой. Соединение это происходило порой хоть и массово, но часто формально и казенно. Истинной христианской апостольской соборности было очень мало. Прихожане тянулись к обряду - часто незнакомому и малопонятному, -все более заражаясь обрядоверием – духовной болезнью, напоминающей колдовство и магию в православном обличии. Иерархи церкви устремились к непривычному им союзу с новым государством, которое в тот период страдало казнокрадством, лихоимством и коррупцией.

Церковь как и вся страна оказалась в глубоком нравственном кризисе, о котором молчали и который от этого еще больше усугублялся. Если раньше ее преследовали внешние враждебные силы, то теперь он стала загнивать изнутри.
Честные и думающие священники понимали и видели эту угрозу, которая могла быть страшнее и опаснее разрушений воинствующего атеизма и репрессий ЧК, ГПУ, НКВД и КГБ. Подобная ситуация уже была в истории России, в конце XIX – начале ХХ столетия, когда внутренняя слабость церкви привела к значительному отходу от нее нравственно здоровых и мыслящих членов общества. Закончилось это трагедией семнадцатого года. Но история мало кого чему учит.
В девяностые годы лучшие представители Русской Православной Церкви – священники и миряне, стали открыто заявлять о недопустимости и страшной опасности такого положения. В ряду этих малочисленных голосов звучал и голос о. Павла. В 2002 году вышло первое издание его книги "Догмат о Церкви". Она стала горьким лекарством, врачующим больное тело Церкви. Глубокое исследование современного состояния церковной жизни, рекомендации лечебных мероприятий – так можно охарактеризовать содержание этой книги.

Очень многим не по вкусу пришлась горечь этого лекарства. Архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий разразился страшными обвинениями в адрес о. Павла. В открытом письме, опубликованном в епархиальной газете "Благодатные лучи" Владыка обвинял священника в клевете, ереси, раскольничестве, диавольском лукавстве и других страшных грехах. Отвечая, о. Павел писал: "Ваша оценка книги не соответствует ее содержанию и задаче. Ваше письмо смешивает личную и общецерковную проблемы /…/ Достоверность свидетельства требует очевидца, готового отвечать за свои слова. Поэтому я пишу о том, что вижу своими глазами и слышу своими ушами. Разве удивительно, что я привожу факты из жизни Псковской епархии? /…/ Свою книгу я послал Святейшему Патриарху и постоянным членам Священного Синода. Если Священный Синод сочтет нужным, может рассмотреть ее содержание в богословской комиссии и вынести решение. Частное мнение"одного, даже епископа", может оказаться пристрастным и не должно служить основанием для осуждения и преследования автора книги".
Стараясь угодить правящему архиерею клирики Псковской епархии заявляли: "Книга является вредной для всех времен и народов" - архимандрит Сергей Стуров. "Новый Арий явился! Братия в нашем стаде появились волки" - архимандрит Лев Дмитроченков. "Пылая ненавистью к православию, о. Павел благосклонно относится к католикам, протестантам, получает от них материальную помощь, которая неизвестно как расходуется" - протоиерей Георгий Быков. Протоиерей Михаил Мельник с ужасом указывает на то"страшное состояние, в которое впал о. Павел, потеряв любовь и почтение к правящему священноначальнику".
Только Божия защита и личное заступничество Святейшего Патриарха спасло о. Павла от этого бесовского растерзания. И это не преувеличение - речь действительно шла о жизни и смерти. Фанатика с топором, как случае о. Александра Меня, не было, но в машине о. Павла как-то оказалось расшплинтовано рулевое управление. В тот день был страшный гололед и о. Павел ехал на очень небольшой скорости, и все обошлось лишь повреждением автомашины.

Ненависть правящего архиерея владыки Евсевия к о. Павлу не унимается. Пятнадцать лет преследовал он пожилого священника, инвалида, натравливая на него своих приспешников. Все священники, назначаемые архиепископом в храмы о. Павла в начале вели себя вызывающе грубо по отношению к настоятелю. Затем, послужив с ним и получив храмы и приходы, переданные им по решению архиерея, сохраняли с о. Павлом теплые, дружественные отношения.

Бывали времена, когда о. Павел служил один. Ежедневные полные богослужения – это тяжкий труд, особенно для пожилого человека, инвалида с одной ногой. Архиепископ не замечал этих трудностей, ему это было ни к чему.
25 декабря 2007 года отца Павела вызвали в Епархиальный суд в неопределенном качестве (не обвиняемый и не свидетель), а 22 февраля 2008 года указом правящего архиерея архиепископа Евсевия был смещен с поста настоятеля храма. Формулировки указа клеветнически лживы и дьявольски изощренны: "В связи со сложившейся непрекращающейся крайне нетерпимой обстановкой в храме Святых Жен-Мироносиц г. Пскова и вашим отказом от участия в заседании Псковского Епархиального суда для разрешения возникшего конфликта между вами и клириком вашего храма священником Владимиром Будилиным, учитывая также вашу открытую неприязнь к предшествующим клирикам, вы освобождаетесь от должности настоятеля храма Святых Жен-Мироносиц г.Пскова и остаетесь клириком того же храма".

Ответ отца Павла архиерею был как всегда разумным, логичным и проникнутым христианским смирением:

"Ваше Высокопреосвященство! Необоснованные репрессии, которыми Вы преследуете меня последние 15 лет,продолжил Указ №7. Без вины казнили большевики моих дедов и родителей. Без вины меня осудили и изувечили в тюрьме. Суд нас оправдал. Их посмертно, а меня через 40 лет. "Дополняйтеже меру отцов ваших" (Мф.23, 32).
Со временем Ваш Указ осудят, как образец беззакония. Как мой судебный приговор, Указ содержит клевету. Вопреки письменным свидетельствам и живым свидетелям, Указ без исследования обвиняет меня в "нетерпимой обстановке".

Вы не смогли назвать мой конкретный проступок.Такового не было.
В храме Святых Жен Мироносиц не было скандалов.Полгода моего ежедневного служения проходили в мирной обстановке. СвященникВладимир Будилин прекратил евхаристическое общение с настоятелем, искажал чин Литургии и других Таинств, срывал богослужения, полгода не появляется в храме без уважительной причины. Это изложено в докладных,которые Вы игнорировали годами. "Нетерпимую обстановку" создаёт Ваше снисхождение к нарушению пастырского долга и христианской этики. Вы осудили и сняли настоятеля за свои собственные упущения.
Отказ от епархиального суда канонически обоснован:нельзя судить без обвинения. "Положение о епархиальном суде" (Положение, 5,1)не допускает суд, если нет события преступления и обвинения, поскольку епархиальный суд рассматривает обвинения,влекущие лишение сана и отлучение от Церкви.Вместо беззаконного суда Вы могли пригласить на беседу, но не захотели. "Открытая неприязнь к предшествующим клирикам" -ложное обвинение.
За 20 лет моего настоятельства в Мироносицкомхраме служили: Архим. Елевферий Попов, ныне настоятель Успенского храма.
Свящ. Владимир Георгиев ныне настоятель двух городских храмов.
Прот. Михаил Мельник, ныне настоятель Воскресенского храма
Прот. Евгений Найдин, ныне настоятель Матвеевского храма.
Это же кузница настоятелей! Все ушли с повышением, с каждым я сохранил добрые отношения. Вы отняли храм, который я построил в Богданово. Без вины уволили меня из Матвеевского храма. Без вины отняли Мироносицкий храм, поднятый из руин моими руками. Обрекли на уничтожение православную школу регентов и сиротский приют. Не дав ничего, Вы отняли всё.
Личную неприязнь Вы мне высказали на первой аудиенции в марте 1993 г., не скрывая последствий, которые преследуют меня 15 лет. Лишение настоятельства не последний удар. Какая казнь ожидает священника за 50 лет беспорочного служения Церкви? Разве можно осудить невиновного? За что?
Величайший пример - Христос Спаситель. Он спросил: "кто из вас обличит Меня в неправде?" (Ин.8, 46).Пилат подтвердил: "я не нахожу никакой вины в Этом Человеке" (Лк.23, 4).Но "искали архиереи и книжники, как бы взять Его хитростью и убить". (Мк.14,1). "И распяли Его". (Мк.15, 25) Вот и я восхожу на свою маленькую Голгофу и молюсь о Вас великой молитвой, которую Господь произнёс о Своих распинателях: "Отче, отпусти им, ибо не ведаютчто творят".( Лк.23, 34)

Несмотря на все понесённые от Вас обиды,
с любовью во Христе, свящ. Павел Адельгейм."

Чем больше я вижу сюжетов о РПЦ, чем больше читаю о ней новостей, тем сложнее мне чувствовать себя чадом Русской Православной Церкви в ее нынешнем неприглядном виде…
Поэтому я говорю последнее время – я чадо веры православной…
Господи, спаси и помилуй народ русский!

Светлая вечная память великому пастырю Павлу Адельгейму.




В статье использованы материалы доцента Санкт-Петербургской академии последипломного образования Анатолия Осницкого.