Марьина роща

Марьиной рощей называют один из районов, который входит в территорию современной Москвы. Именно с этим районом связано немало интересных и жутких легенд, которые наводят ужас даже на современных жителей столицы.

Еще в XVIII веке на территории этого района росли густые и непроходимые леса, но вскоре их вырубали, что и стало причиной появления небольших рощиц...

Это название несет в себе немало мифов и народных сказаний, которые холодят кровь.
В те далекие времена на территории Марьиной рощи можно было достаточно часто встретить разбойников, которые нападали на торговцев, что проезжали по главной дороге через рощу, отбирая не только товар, но и жизни.

Одна из самых интересных легенд про Марьину рощу гласит о красавице-крестьянке Марьи, которая приглянулась молодому боярину, Федору Голтяю. Именно этот московский барин и был первым владельцем Марьиной рощи в начале XV столетия. Несмотря на то, что Марью полюбил сам боярин, девушка была без ума влюблина в простого слугу, которого звали Ильей.
Боярин, узнав о любви Марьи, разгневался и от ревности убил слугу. Марья, не простив богатому человеку его поступка, ушла в рощу, где собрала свою ватагу разбойников, превратившись в их атаманшу. Некоторые исследователи считают, что именно бесчинства шайки бандитов и сделали рощу неприглядной для посещения.
Другая легенда рассказывает несколько иной конец истории про боярина, Марью и Илью. По этой версии Марья и Илья убили боярина, а потом убежали вместе в ту самую рощу...

Через лес атаманши не было проезда ни знатному князю, ни богатому купцу с обозами набитыми "нечестным добром". Пеших бедняков и "правильных" торговцев же пропускали свободно. Она стала так называемым "Робин Гудом в юбке". Простой народ любил Марью и прозвал лес Марьиной рощей...
Среди купцов (по приданиям) даже бытовал негласный способ проверки "чистоты сделки", когда партнеру предлагали провезти обоз через Марьину Рощу - выедет нетронутым - значит честный партнер.
Как бы там ни было, но в рощи всегда водились разбойники, которые наводили ужас и на простых крестьян и торговцев. Годы шли, а Марьина роща все еще оставалась оплотом разбоев. Даже в XIX веке на дороге, что вела через рощу, постоянно случались нападения.
После того, как в 1746 году здесь открыли морг для неопознанных трупов и рядом с ним кладбище, местные жители начали поговаривать о привидениях, что ходят по кладбищу темными ночами, ища для себя человеческих жертв. Здесь же, на территории Марьиной рощи, жили таборы цыган, а также так называемые “отбросы общества”. Часто с жителями окрестных деревень, которые решались срезать путь домой через рощу, случались удивительные и жуткие события, что почти всегда вели к смерти.

Но по мнению историков, все таки топоним Марьина Роща, ставший названием этого московского района, возник на карте в первой половине XVIII в., указывая на то, что эта роща находилась вблизи деревни Марьино...

В начале 20-го века район Марьиной рощи мог служить эталоном неблагоустроенности московских рабочих окраин. «Канализации нет. Очистка нечистот производится примитивным способом — тянутся обозы "золотарей", вывозящие нечистоты, распространяя невозможный смрад», — писал в 1912 г. посетивший Марьину рощу корреспондент газеты «Московский листок».

Что касается самой деревни Марьино, она продолжала существовать вплоть до советского времени. После отмены крепостного права у местных крестьян оказалось в распоряжении всего 175,5 гектаров земли (из них сенокосы занимали 130,8 гектаров, под пашней было 24 гектара, а под усадьбами — 20,7 гектаров. Временнообязанные отношения сохранялись до 1882 г. Близость к столице заставила перейти с хаебопашества на более доходную торговлю молоком. «Когда вышли на волю, — передает слова одного из местных крестьян участник земского обследования 1881 г., — то всю пашню запустили под покосы и завели много скота». Продажа молока давала довольно хороший достаток, однако постепенно владения крестьян все более и более сокращались за счет продажи земли под застройку промышленными предприятиями. В итоге после Октябрьской революции у крестьян осталось всего 18,5 гектаров земли. Выход они находили за счет отходничества. Многие из них устраивались золотарями и вывозили нечистоты из московских домов, другие уходили на работу в Москву половыми и чернорабочими, третьи устраивались на близлежащие фабрики. Из сельскохозяйственных занятий большое развитие получил цветочный промысел. В 1929 г. из 63 домов деревни цветоводством занимались 47 хозяйств, а всего под цветочными плантациями было занято 4.1 гектара. Тогда в селении насчитывалось 874 человека. В 1926 г. Марьино было электрифицировано.