перекресток Довлатова в Нью–Йорке

27 июня 2014 г. городской совет Нью–Йорка принял закон, согласно которому угол 63rd Drive and 108th Street в Квинсе теперь называется SERGEI DOVLATOV WAY



Сергей Довлатов родился в Уфе, жил в Таллине, Ленинграде, а в конце 1970-х уехал за границу, и именно в Нью-Йорке издал все свои книги, многие из которых получили международное признание.

На самом деле название улицы не меняется, просто у нее появляется добавочное название в честь знаменитого человека, а на картах она останется под старым названием...
Но все равно приятно.
Думала. что это Довлатов из Болотного дела, который погиб в Нидерладской тюрьме.

Родственник?
Не знаю,чем он знаменит, но тот Довлатов произвел на меня сильное впечатление: американская пропаганда сделала из российских порядочных парней бегунов за кордон, а там - узниками тюрем без права на истину.

Если бы именно Довлатову,которого "кинула" западная демократия, посвятили улицу в рассаднике лжи, то это было бы логично. По крайней мере.

Но там не страдают комплексами прозрения совести...
Сергей Донатович Довлатов родился 3 сентября 1941 года в Уфе, куда родителей эвакуировали во время войны, в семье театрального режиссера Доната Исааковича Мечика (1909-1995) и литературного корректора Норы Сергеевны Довлатовой (1908-1999). В 1944 году семья вернулась в Ленинград. Вскоре отец Сергея Довлатова Донат Исаакович ушёл из семьи. Общались они редко, в основном посредством записок.
В 1959 году Довлатов поступил на филологический факультет Ленинградского государственного университета имени Жданова (кафедра финского языка). Во время учёбы подружился с молодыми ленинградскими поэтами Евгением Рейном, Анатолием Найманом, Иосифом Бродским. Однако университет пришлось покинуть после двух с половиной лет обучения (отчислен со второго курса за неуспеваемость).

С 1962 по 1965 год Сергей Довлатов служил в армии, в системе охраны исправительно-трудовых лагерей на севере Коми АССР. После демобилизации поступил на факультет журналистики ЛГУ, в то же время работая журналистом в многотиражке Ленинградского кораблестроительного института "За кадры верфям". Начал писать рассказы. Входил в ленинградскую группу писателей "Горожане" вместе с В. Марамзиным, И. Ефимовым, Б. Вахтиным и др. Одно время работал личным секретарем у писательницы Веры Пановой.

В 1972-1975 гг. жил в Таллинне, работал корреспондентом газет "Советская Эстония" и "Вечерний Таллин". В 1976 г. вернулся в Ленинград, был принят в штат журнала "Костер". Писал рецензии для литературных журналов "Нева" и "Звезда". Работал экскурсоводом в Пушкинском заповеднике под Псковом (Михайловское).

Писал прозу, но из многочисленных попыток напечататься в советских журналах ничего не вышло. Набор его первой книги был уничтожен по распоряжению КГБ. С конца 60-х Довлатов публикуется в самиздате, а в 1976 году некоторые его рассказы были опубликованы на Западе в журналах "Континент", "Время и мы", за что был исключен из Союза журналистов СССР.

В 1978 году из-за преследования властей Довлатов эмигрировал в Вену, а затем переселился в Нью-Йорк. Издавал "лихую" либеральную эмигрантскую газету "Новый американец", с 1980-го по 1982-й был ее главным редактором. Одна за другой выходят книги его прозы — "Невидимая книга" (1978), "Соло на ундервуде" (1980), повести "Компромисс" (1981), "Зона" (1982), "Заповедник" (1983), "Наши" (1983) и др. К середине 80-х годов добился большого читательского успеха, печатался в престижном журнале "New-Yorker", став вторым после Владимира Набокова русским писателем, печатавшимся в этом солидном издании.

За двенадцать лет жизни в эмиграции издал в общей сложности двенадцать книг, которые выходили в США и Европе. В СССР писателя знали по самиздату и авторской передаче "Писатель у микрофона" на радио "Свобода".

http://www.sergeidovlatov.com/litera.html



...

Edited at 2014-07-01 01:08 pm (UTC)
Спасибо за информацию.

Набокова я читала, радио "Свобода" слушала.

Слава Б-гу, что не до конца.

Теперь таких, как Набоков, я предпочла бы видеть на колу, а не в нобелевских лауреатах.

Что касается Сергея Долматова, то меня это не интересует совершенно.

Если Солженицин покаялся и вернулся в Россию, то есть, наверное, смысл не прибегать к западной помощи ни в каком случае.

Они мягко стелят, да норовят вытащить все из карманов и вывернуть душу.

Впрочем, сейчас мы на украинской сцене посмотрим американскую мыльную оперу,приготовленную для всего постсоветского пространства.

Надеюсь, солировать будут не марионетки.