Category: путешествия

Окуджава и шведская королева

Из воспоминаний о Стокгольме:
«Солнечный осенний полдень. Вдруг машина останавливается, и я вижу, что и все идущие впереди машины остановились тоже. Затор. Светофора нет. Впереди на улице, пересекающей нашу, какое-то движение. Я вижу эскадрон всадников в старинных одеяниях: то ли гусары, то ли уланы. Они медленно, торжественно пересекают наш путь, а за ними, вы только представьте себе, за ними — старинное открытое ландо, да-да, ландо, и в нём — женская фигура. Я ахнул: это была королева Швеции! Ах, ведь не каждый день случается такое!

Я кинулся из машины и побежал, побежал туда, к перекрёстку, скорей, скорей, успеть бы! Встал на самом углу. Стою, сгорая. Ландо поравнялось со мной, Королева Швеции Сильвия, вся — красота и достоинство, восседает на кожаном троне! И я вижу, как она поворачивает свою королевскую голову и всматривается в меня, всматривается… Я хотел ей поклониться, но она уже отвернулась. Не успел я огорчиться, как она снова взглянула на меня! Второй раз! И вновь отвернулась.

Воротившись в гостиницу, я, переполненный всякими возвышенными чувствами, рискнул написать ей коротенькое послание.

«Ваше Величество!

Я стоял на краю тротуара. Вы проезжали мимо и два раза внимательно посмотрели на меня. Я не монархист, Ваше Величество, но мне было крайне приятно, и я навсегда запомню этот день!»

На следующий день мне вручили её ответ:

«Милостивый государь!

Я помню: вы действительно стояли на краю тротуара, и я два раза внимательно на вас посмотрела, потому что, когда я поравнялась с вами, вы, милостивый государь, единственный не сняли кепку».

...


Вот такой он, Булат Шалвович, во всём единственный))

остров Безвозвратнный...

Кения: остров Энваитенет на озере Рудольф


В Кении на озере Рудольф есть остров Энваитенет, что в переводе с языка племени эльмоло, живущего на берегах озера, означает безвозвратный. Уже не один десяток лет остров заброшен: никто не хочет на нем селиться, и надо сказать, на это есть основания.

Первое загадочное происшествие, документально зафиксированное в архивах местной полиции, относится к 1935 году. В это время на озере работала этнографическая экспедиция, изучавшая обычаи и жизнь племени эльмоло. Руководил экспедицией англичанин В. Фуш. Однажды по его заданию на остров отправились двое его коллег – М. Шефлис и Б. Дайсон. Несколько дней все было нормально: каждый вечер в условленное время они подавали знаки зажженными лампами, означавшие, что у них все в порядке. Потом сигналы прекратились, и когда через две недели обеспокоенные долгим отсутствием товарищей на остров отправились несколько членов экспедиции, они с удивлением обнаружили, что Шефлис и Дайсон… исчезли. Больше того: отсутствовали какие-либо следы, указывающие на пребывание здесь людей!

Местными властями был предоставлен самолет, который несколько дней совершал облет острова. Эатем более полусотни местных жителей, соблазнившихся огромным вознаграждением, в буквальном смысле перевернули на острове каждый камень. Но ни останков членов экспедиции, ни каких-либо предметов, которые могли бы пролить свет на их исчезновение, найти не удалось. Прошло несколько лет, история с исчезновением людей стала забываться, и однажды на острове решили поселиться несколько семей племени эльмоло, которым надоело отбивать атаки воинственных соседей-кочевников. Некоторое время жизнь их протекала вполне буднично: они построили небольшую деревню, часто приезжали к родственникам, живущим на берегу озера, обменивали рыбу на хлеб и молоко, приглашали сородичей к себе в гости… Но родственники, однажды воспользовавшиеся приглашением, нашли лишь покинутую деревню, потухшие костры и гниющую рыбу. Куда с небольшого по размерам островка пропали несколько десятков человек? И снова этот вопрос остался без ответа…

Первое упоминание о “заколдованном острове” и исчезающих на нем людях относится примерно к 1630 году. Тогда на острове тоже поселилось несколько семей туземцев, и среди благодатной природы деревня стала быстро разрастаться. Правда, переселенцев удивляло одно обстоятельство: на острове не было животных и птиц. Только буйная растительность какого-то необычайно яркого изумрудного оттенка, горки гладких, будто отполированных, камней бурого цвета, которые имели “склонность” то появляться, то исчезать. А еще… странные звуки, которые слышали островитяне каждое новолуние: жуткие, леденящие душу крики то ли животного, то ли человека, переходящие в протяжный стон, которые обычно длились от нескольких минут до часа.

Со временем некоторые части острова сделались недоступными для людей: ветви стоящих рядом деревьев крепко-накрепко переплетались и становились твердыми, словно каменные, навсегда преграждая желающим вход на некоторые участки острова. Но самыми пугающими были видения, которые с завидной периодичностью посещали по ночам жителей деревни. Это были причудливые существа, отдаленно напоминающие людей. После видений островитяне лежали часами как будто в коме, не в силах шелохнуться. Самое печальное, что после этого с кем-нибудь из туземцев обязательно случалось несчастье: люди становились калеками, получая травму буквально на пустом месте, а то и вовсе погибали, отравившись рыбой, которую до этого ели много раз; получали заражение крови от незначительного пореза или, будучи превосходными пловцами, тонули в водах совершенно спокойного озера.

Со временем жителям деревни стало казаться, что их остров населяют страшные чудовища, не похожие ни на одно известное животное и готовые в любую секунду их сожрать. Чудовища появлялись прямо перед человеком в самый неожиданный момент, и здесь все решало то, как быстро туземец бегает. Однако несколько малолетних детей пропали буквально на глазах своих матерей, и найти их не удалось.

Жизнь в некогда процветающей деревне становилась невыносимой, к тому же ее жители оказались в своеобразной изоляции: родственники с побережья, наслышанные о странных событиях на острове, не спешили к ним с визитами. И когда по истечении нескольких месяцев некоторые обеспокоенные эльмоло все же приплыли на плотах к острову, оказалось, что деревня опустела. Однако ничто не указывало на следы борьбы или на срочный отъезд жителей: луки и стрелы были аккуратно сложены в углу каждой хижины, одежда и посуда также оказались нетронутыми. Есть в местных легендах упоминание о загадочном огне, изрыгаемом из некоей отвесной трубы на острове, прикрытой “хлопающей крышкой”, и коридорах, уводящих глубоко в недра земли… Там, согласно преданиям, обитает “сеющий заразу и мечущий огонь” исполин Уот Усуму Тонг Дуурай.

А еще, если верить рассказам племени Эльмоло, время от времени прямо у острова из тумана поднимается город. Он светится различными цветами, словно ночная радуга, опустившаяся на землю. Возносятся над ночным озером стены и башни, удивительные и многоцветные, будто бы горсть драгоценностей, брошенная со звездного неба на землю. Однако хорошо видно, что многие изумительные башни разрушены, а от некоторых дворцов остались одни руины… Казалось также, что от города доносится какой-то странный пульсирующий звук – некая погребальная песня, несущаяся над озером. Звук был то мягким и нежным, то становился яростным и вызывал душевное смятение.

После таких видений члены племени долго ощущали боль в мышцах, сильную головную боль, отвращение к пище и резкое снижение зрения. У беременных женщин рождались младенцы-уроды, которые вскоре умирали, и тела их несмотря на тропический климат мумифицировались в считанные часы.

Все эти “чудеса” десятилетиями не давали спокойно жить эльмоло, и они вынуждены были переселиться с берегов озера ближе к лесной полосе.

В конце прошлого века, прослышав о “проклятом острове”, туда отправились две частные экспедиции (из Голландии и Германии), но обе они исчезли, не оставив после себя никаких следов. Так что тайна острова Энваитенета остается пока неразгаданной.

Есть такой городок, Боровск называется. Невеликий по масштабу, но великий по душе...

Вот в очередное воскресенье семьей вновь посетили город Боровск…
Ездим туда в Боровский Свято-Пафнутьев монастырь на Причастие.
Один местный житель поведал мне, что до революции храмов в городе было чуть ли не больше чем во всей Калужской области, практически через каждые сто шагов стояла церковь... Проехали по городу, поснимали (качество некоторых фото оставляет как говориться желать…, но не судите строго это на телефон снимал)...
Да, храмов действительно и сейчас много осталось... правда невосстановленных...
Есть много интересных домиков, смотришь на них и кажется ини еще Ивана Грозного видели... а может и видели...
Картинки кликабельны.











А это вот в интернете нашел, то что сам не успел снять)











а это вот дом в котором останавливался Наполеон... да и такое было...









На центральной городской площади (как ни странно по сей день носящей имя Ленина...) стоит один из самых удивительных храмов города. Каменный пятиглавый Благовещенский собор является одним из древнейших храмов на Калужской земле. Время его создания и архитектор неизвестны. Основанный в 1600-х годах, собор неоднократно подвергался перестройкам. Современный его вид сложился к середине XIX в., после того, как в 1819 г. к нему были пристроены трапезная, приделы: южный во имя святителя Николая Чудотворца и северный в честь Казанской иконы Божией Матери, а также колокольня, выдержанная в традициях классицизма с элементами барокко.
В ХХ в. собор не закрывался, поэтому в нем сохранились древние иконы греческого письма. В настоящее время наиболее чтимыми святынями в соборе являются: Казанская икона Божией Матери, резная икона святителя Николая, икона и посох преподобного Пафнутия Боровского. Особенно почитается резная в рост человека икона Николы Можайского. Происхождение ее относят к XIV в., ко времени Димитрия Донского. До 1812 г. святыня находилась в деревянном храме, который сгорел во время нашествия французов, а потом была найдена во рву, перенесена в собор, и украшена прихожанами серебряной ризой. Так же в храме хранится икона-мощевик, которая содержит частицу Креста Господня, частицу камня Гроба Господня и мощи 18 святых, в том числе равноапостольного царя Константина Великого, святителя Николая Чудотворца, святителя Спиридона Тримифунского, святителя Амвросия Медиоланского, преподобного Сисоя Великого, преподобного Герасима Иорданского, мученика Дамиана Бессребреника, преподобного Даниила Столпника, преподобного Марка Киево-Печерского и мученицы Анисии.



А вот и еще одно чудо... Недалеко от Свято-Пафнутьева Боровского монастыря на окраине города находится старинный деревянный храм, история которого неразрывно связана с основателем Свято-Пафнутьева Боровского монастыря преподобным Пафнутием Боровским всея России чудотворцем.
На этом месте находился Высоко-Покровский Боровский монастырь, основанный в середине XIV в. В 1414 г. в этот монастырь пришел преподобный Пафнутий и был вручен под руководство преподобному Никите Серпуховскому, ученику преподобного Сергия Радонежского. Двадцать лет преподобный Пафнутий был иноком Покровского Высоковского монастыря и в 1434 г. он стал его игуменом. 23 апреля 1444 г. преподобный покинул эту обитель и поселился на реке Истерьме, где основал новый монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы.
В начале XVII в. в Покровском монастыре стояли два храма: один белокаменный во имя Покрова Пресвятой Богородицы, второй – деревянный во имя Входа Господня в Иерусалим и деревянные кельи. В 1610 г. монастырские строения были сожжены и разорены литовскими людьми и поляками. В 1615 и в 1618 гг. жалованными грамотами царя Михаила Федоровича велено было Пафнутьеву монастырю возродить Высоковскую обитель. Согласно “Дозорной книге” к 1621 г. были поставлены новая деревянная церковь Покрова Пречистой Богородицы и кельи.
При возведении храма в него были переданы иконы и утварь из Пафнутьева монастыря. Сохранились несколько древних икон из Покровского храма: икона Богоматери Петровской, написанная в 1690 г., и ряд икон из иконостаса храма. Эти иконы находятся сейчас в Калужском областном художественном музее.









Вот такой вот великий невеликий городок. Неописуемые вызывает чувства... земля эта Господом сохраняется... очень духовное место.